Напомнить парольЗарегистрироваться
Войти на сайт
Логин:
Пароль:

Зарегистрироваться

Войти через социальные сети
21 ноября. День рождения Ника Перумова, автора эпопеи "Кольцо Тьмы", серий "Империя превыше всего" и "Летописи Разлома". В этот же день родился российский писатель-фантаст Василий Звягинцев, автор серии "Одиссей покидает Итаку".

Психологические клише в кино.

Всем привет, с вами снова Маша Скайуокер, и сегодня я расскажу вам о психологических приемах в кино. Режиссеры и сценаристы – очень хорошие психологи, это очевидно. Лично я считаю психологию очень не точной наукой, которую ещё больше загубили разнообразные паблики ВКонтакте, но, я, как человек, хороший приятель которого отучился два года на психолога, точно знаю, что это наука. И особенно круто её освоили маркетологи. Именно благодаря простым психологическим приемам в одном фильме мы сопереживаем вампирам, а в другом хотим проткнуть им сердце осиновым, черт возьми, колом. Психологические уловки позволяют киноделам направить эмоции зрителя в нужное русло: полюбить героя или возненавидеть злодея, и все это – довольно простые трюки. Их используют настолько часто, что они уже стали клише на уровне «крутой парень никогда не смотрит на взрыв».
К примеру, люди всегда почему-то больше переживают за животных, чем за людей, если речь идет о кино. Обратите внимание, как часто собаки чудом остаются невредимыми, в то время как на заднем плане гибнут тысячи людей. Краснокожий Хеллбой не зря любит кошек: таким образом зритель как бы невзначай проникается к этому черту симпатией. Герой «Эквилибриума» переходит из состояния холодного и бездушного стража закона к человечности и гуманности, спасая маленького щенка, и зритель тут же забывает, что этот парень только что позволил сгореть собственной жене. Далеко не все животные сработают нужным образом, взрослые кошки и собаки могут и страх навести или даже стать злодеями, а вот котенок всегда дружит с хорошим парнем.
Еще один трюк, заставляющий зрителя сопереживать герою – сделать его заметно слабее противника. Мы подсознательно сочувствуем аутсайдерам (сами пошутите про нашу сборную по футболу), это было научно доказано: во время эксперимента студенты переставали болеть за определенную спортивную команду именно тогда, когда об этой команде начинали говорить, что она значительно сильнее противника. Сильная и хорошо оснащенная команда автоматически попадает в разряд злодеев. Помните, как мастерски обыграна эта идея в «Звездных войнах», где горстка повстанцев героически борется со зловещей Империей, у которой в арсенале куча крейсеров, да еще и Звезда Смерти в придачу? В «Рембо 3» Сталлоне неспроста атакует советские танки верхом на лошади и пускает в вооруженных автоматами солдат меткие стрелы, хотя всё это и довольно нелепо.
Нарочито более сильный враг – то, что нужно, чтобы мы затаив дыхание следили за героем и переживали за него, а самый простой способ добиться сочувствия герою – это сделать его симпатичным, а противника – уродливым. Во время битвы прекрасных эльфов со страшными орками во «Властелине Колец» зрительские симпатии будут целиком на стороне эльфов, хотя это и до жути банально.
Всем хочется быть как можно более симпатичными, а люди обычно сравнивают себя с положительными персонажами. Даже если герой не красив, его все равно сделают приятным. Для этого киноделы и приберегли несколько приемчиков, например, анахронизм наоборот. Берем героя из исторического фильма и делаем его похожим на нашего с вами современника. В «Царствии небесном» среди средневекового зверства Орландо Блум проповедует о мире и терпимости, и мы напрочь забываем, что он, вообще-то, крестоносец, который по определению не может быть мирным и терпимым. В «Патриоте» еще смешнее: Мел Гибсон высказывает противорабовладельчиские идеи, хотя сам является владельцем плантации, и мы тут же начинаем ему сопереживать. Примечательна Роуз Доусон из «Титаника» – у зрителя нет причин любить её, она испорченная богатая девчонка, но Кэмерон – мастер. Роуз высказывает мнения, опережающие её время лет, эдак, на пятьдесят и везет с собой картины Пикассо, в начале двадцатого века никому не известного, не забывая вскользь упомянуть, что этот художник в будущем прославится.
И ещё один приём – «я жесток. но тому есть причина.» Даже если герой делает что-то, что портит его имидж хорошего парня, это всегда объясняется, например, потерей близкого человека, и чем больше мы знаем о человеке, тем меньше мы виним его и тем больше виним обстоятельства. Злодей и герой могут сделать абсолютно идентичные действия, но герой останется хорошим парнем, а злодей – плохим.
Ещё одно клише – злодеи обычно являются поклонниками искусства, коллекционируют какие-нибудь редкости и всё в таком духе. Он поклонник оперы, как злодей в «Неприкасаемых». Он рассказывает о своей любви к хорошим вещам, как Алан Рикман в «Крепком орешке». Хорошее образование и высокий уровень интеллекта делают Ганнибала Лектора таким страшным. Он умен, а, следовательно, значителен, когда как хороший герой ни разу не ценитель искусств, он всегда приземленный тип. Люди с аристократическими замашками – злодеи, потому что они чужды простому зрителю, который бесконечно далек от коллекционирования предметов искусства, а именно такие люди составляют целевую аудиторию подобных фильмов.
Все эти психологические клише работают, и в этом нет ничего плохого. Добро пожаловать в кино, среднестатистический зритель!
Теперь вы знаете немного больше. Спасибо за прочтение, и, надеюсь, я буду писать что-нибудь почаще.
С вами была Маша Скайуокер, и

всем пока!
Средняя оценка записи: 5
Оценивать записи могут только зарегистрированные пользователи

Поделиться:

Комментарии: 1

Комментарий от Emma Gilbert отправлено: 2015-08-15 14:05:24
Вау, заставило задуматься о том, что все эмоции бытового зрителя и его реакция на сюжет и впечатление от героев могут быть заранее спланированы и просчитаны
Спасибо за интересную запись
Средняя оценка комментария: 0

Оценивать комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Оставить комментарий:

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи